Меню
18+

Газета «Жизнь Югры»

06.10.2016 11:12 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 81 от 06.10.2016 г.

Воззовёт ко Мне, и услышу его…

Автор: Людмила Моторная

«О чём молить Тебя, чего просить у Тебя? Ты ведь всё видишь, знаешь Сама, посмотри мне в душу и дай ей то, что ей нужно. Ты, всё претерпевшая, всё премогшая, – всё поймёшь…» Легко представить, что эти трогательные строки из молитвы «Вопль к Богоматери» верующий прочитает, обязательно предстоя перед святым ликом, смотрящим на него с иконы: без свидетелей, наедине, глаза в глаза, всем сердцем ища отклика в пресветлом взоре. Со своими радостями и печалями, со своими сомнениями и маятными мыслями приходит человек к святому образу за надеждой и любовью, веря, что обретёт их в этой тихой духовной беседе

Пять икон

Этим летом 18 июня накануне великого православного праздника Святой Троицы прихожане храма Преображения Господня собрались на вечернее богослужение. Те, кто пришёл в этот час в храм стали свидетелями ещё одного события – освящения пяти икон, недавно прибывших на игримскую землю из Тобольска. Четыре из них – новообретённые святые образы – прошли реставрацию в Тобольской иконописной мастерской.

Одна из святынь – икона Казанской Божией Матери – в августе этого года была доставлена в посёлок Саранпауль и заняла своё место в местном храме, названном так же, в честь иконы Казанской Божией Матери, в качестве центральной, храмовой иконы. Вскоре после рождения саранпаульского храма, 12 мая настоятель прихода храма Преображения Господня отец Евгений специальным назначением принял на себя заботы по его управлению. И первое, что было сделано для молодого храма –нашли меценатов, которые даровали в дом Божий этот святой старинный образ.

Другие освящённые в этот праздничный день иконы – Боголюбской Божьей Матери, Семиона Столпника и «Праздничная» (икона двунадесятых и Великих праздников Господних) останутся в игримском храме Преображения Господня. Все четыре отреставрированные святыни, относятся к XIX веку, но написаны в традициях разных региональных школ. Так, иконы Казанской Божьей Матери и Семиона Столпника принадлежат к Сибирской иконописной школе, а иконы Боголюбской Божьей Матери и «Праздничная» исполнены в традициях иконописи центральной полосы России.

Чин освящения в канун Святой Троицы принял и ещё один святой образ. Эта большая писанная современными мастерами икона в честь «Неупиваемой чаши», тоже предназначенная для молодого саранпаульского храма.

Наследие для будущих поколений

В среде священнослужителей считается, что красота и особое убранство дома Божьего не прихоть, а проявление, прежде всего, уважения к этому месту, здесь внешнее благолепие – это отражение внутреннего состояния. Все иконы в храме Преображения Господня – произведения рук человеческих. Здесь изначально было решено, что и иконостас, и храм в целом будут украшать не печатные, а именно писанные по всем канонам святые образы.

«По существующим канонам икона, это изображение, написанное на доске красками особого состава, либо выложенное на камне, на стене в виде мозаики, но в первую очередь, конечно, на доске. Именно такая традиционная икона передаётся из поколения в поколение. И мы перед собой ставили цель, чтобы те средства, которые нам жертвуют люди, давали нам возможность подготовить такое наследие для будущих поколений, чтобы они ценили и хранили это наследие и нас за это наследие благодарили, – поясняет отец Евгений.  – В таких иконах заложены основы вечности, бессмертия, а потому они сохранятся и через века и не канут в лету со временем, как печатные нерукотворные образы. А в подтверждение тому примеры убранства старинных православных храмов, где каждый святой образ, будь то икона, или настенная роспись, прожили не одну человеческую жизнь. В храме Игрима есть как большие, так и малые иконы, многие среди них современные, изготовленные на заказ. Однако, одновременно с рождением долгожданного и первого на земле игримского храма здесь же родилась и особая миссия – спасение утраченных религиозных артефактов, представляющих огромную духовную и историческую ценность. Тогда было решено по возможности реставрировать старые иконы и, не просто приобретать уже отреставрированные, а именно находить их, вырывать из плена небытия. И мы стали искать такие иконы. Мне с разных мест звонят, предлагают. Я не пренебрегаю даже иконами, которые находятся в очень плачевном состоянии, мы находим средства, чтобы дать этим святым образам вторую жизнь. В нашем храме они её обретают, и наши верующие – жители Игрима и гости – могут приходить к этим возрождённым иконам и обратиться со своими скорбями, своими просьбами к святым образам, изображённым на них».

Так, в 2014 году были обретены и отреставрированы старинные иконы Илии Пророка и «Всех Скорбящих радосте». В июне 2015 года в Игрим были доставлены две старинных иконы, которые так же прошли реставрацию: «Покрова Пресвятой Богородицы» и большая икона Иоанна Крестителя. Побывав этим летом в Саранпауле, отец Евгений нашёл ещё две старинных иконы, которые были отправлены на реставрацию. Это икона Николая Чудотворца (конец XIX века) и икона Владимирской Божьей Матери, написанная в том же самом стиле и в той же иконописной школе, к которой принадлежит и уже отреставрированная икона Казанской Божьей Матери. Каждая спасённая икона, равно как и приобретённые новописанные иконы, обязательно освящается в храме Преображения Господня в присутствии прихожан, во время служб. На отреставрированные святыни одну за другой делаются киоты (деревянные оклады) со стеклом, чтобы святые образы были защищены от разрушительных внешних факторов. Многие из них до поры хранятся в алтаре. Со временем, когда общая композиция станет явной, все они займут своё место в храме. 

Нет святых среди нас, нет у нас перед глазами примеров святой праведной жизни, но у нас есть иконы святых, которые жили, которые творили чудеса при жизни и продолжают их творить через наши молитвы, произносимые перед святыми образами. Икона писанная и икона печатная, икона старинная и созданная современными мастерами. Кто-то воспринимает икону саму по себе, как фетиш и покланяется ей как идолу, кто-то верит, что обладая старинной иконой, находится у небесных покровителей на «особом счету». Так порой внешнее, зримое мы принимаем за «чистую монету», а что под ним – и не распознаём. Отец Евгений: «Очень важно понимать и помнить, что икона, по своей сути, это лишь образ, а молится человек не иконе, а святому. Доска, на которой написан образ, и краски, которыми писали, не являются сами по себе источником святости. Да, молясь перед теми святыми образами, перед которыми двести лет назад молились люди, мы прикасаемся к истории. Но испытать благодать можно равно, как перед новой, так и перед старинной иконой, ведь помогает нам не икона, а святой образ, оживающий в наших открытых Богу сердцах и душах. Господь даёт нам эту благодать. Каждый раз приходится об этом говорить, настолько это заблуждение вросло в наше понимание. Для чего человеку молиться святым образам? Чтобы он менялся, менялся внутри себя. Если даже человек обвешается иконами, он если был мерзавцем, таким и останется, если не будет менять себя изнутри».

Настоятель прихода храма Преображения Господня не понаслышке знаком с древним искусством иконописи. Две младших сестры отца Евгения в этом году с отличием закончили Тобольскую школу по специальности иконописцев-реставраторов. Да и сам батюшка, будучи ещё студентом Тобольской семинарии, освоил азы иконографии и истории церковного искусства: «Сейчас такие иконы уже не пишут. Сейчас очень правильные черты, прямые линии, краски совершенно другие. И современные иконы приятны глазу, но, когда смотришь на старинную икону, ты обращаешься к иной культуре, культуре наших предков. А ведь раньше, как бы то ни было, люди к вере относились более трепетно. Эти традиции, это отношение к вере они копили годами, веками, передавали из поколения в поколение. Сейчас мы возрождаем эту культуру, но возрождаем без прямого наследования от отца к деду, то есть не через людей, а посредством разных других источников – это совсем иное. Нет разницы между старым или молодым человеком – все одинаково люди. Так и иконы, старинные ли они, или новые, для нас верующих равны. Однако, нам более приятно помогать человеку, который в помощи нуждается: вылечить того, кто болен, от этого есть польза и результат, ведь лечить того, кто здоров, нет необходимости. Для меня каждая икона живая, храм для меня – живой организм».

В деревне Щекурья стоит старинный храм, многие десятилетия несущий тяжкий крест – служит помещением под сельский клуб. Печальна его история: священник, староста, казначей, работавшие при храме, в послереволюционные годы были убиты, храм разворован, святое место стало использоваться для увеселения. Отец Евгений: «Там, где был алтарь, сейчас находится сцена, на этой сцене постоянно пляшут – это ли не богохульство?!  Понятно, местные современные жители в этом не виноваты, виноваты те, кто это изначально допустил и виноваты те люди, которые могут изменить сейчас эту ситуацию, но ничего не меняют – находят отговорки, оправдания себе. Но ведь речь идёт о храме Божием и, если мы допускаем, чтобы там такое кощунство происходило – грош нам цена. Это предательство не только перед Богом, но и перед людьми, которые этот храм возводили, строили, которые жизнь на этот храм положили, отдали за веру».

Мы – молитвенники за наших предков, молитвою и слезами нам под силу смыть боль прошлого. Прошлое живёт внутри каждого из нас – через наши семейные корни, наших предков. Мы все причастны, мы – свидетели общего прошлого, даже если отрекаемся от него. Отец Евгений: «Когда прикасаешься через вещи к истории, понимаешь, что она наполнена жизнью, она как будто зовёт тебя – посетить прошлое. Стоит храм покалеченный. Он как будто плачет. Ведь даже освящают храм как человека, нарекают именем как человека. Вот у нашего храма трещинка пошла, как будто заболел храм. Я пытаюсь что-то сделать для него, переживаю за него. Потому что знаю, как здесь каждый гвоздь вбивался. Я знаю каждый сколотый кусочек плитки и трещинки в этом храме, как и когда они появились. И в Щекурье был такой же священник, он так же переживал. И если меня не станет, я бы хотел, чтобы на моё место пришли такие люди, которые это будут ценить, не будут наплевательски к этому относиться. На все иконы в этом храме мы каждую копейку складывали. И после себя я хотел бы, чтобы к этим иконам относились так же трепетно. И если с ними что-то случится, хотелось бы, чтобы другой священник подумал: «ведь это писали мои предки, я должен это сохранить»». 

Не трудно понять, зачем и кому нужна спасающая миссия, над которой вот уже несколько лет трудятся миссионеры под руководством отца Евгения — вырвать из небытия православные святыни как атрибут общей истории, созданные и «намоленные» нашими далёкими предками. Но, кто же должен взять на себя это бремя, если не сами потомки, весь люд православный. Отец Евгений: «Что я могу сделать? Могу попытаться что-то изменить. Пока начинаем с реставрации икон, которые находились когда-то в храме деревни Щекурья. Ведь и эти иконы кто-то точно так же в храм пожертвовал, на них люди молились. Точно так же как мы на иконостас всем посёлком собирали, на эти иконы были собраны большие средства. И я даже представить себе не могу, что наши иконы, с таким трудом приобретённые всем миром, будут когда-то валяться в сараях, их будут продавать, выменивать, либо ещё что-то. Нас уже тогда не будет, а эти иконы будут претерпевать такие мучения. Будем надеяться, Господь даст силу людей убедить, вразумить, пошлёт добрых людей, которые помогут и этот старинный храм возобновить. Сейчас, чтобы его отреставрировать, нужно сначала клуб новый построить – нельзя людей лишить этой части их жизни».

Чудесное благословление

«Да явится на рабах Твоих дело Твоё и на сынах их слава Твоя. И да будет благоволение Господа Бога нашего на нас, и в деле рук наших споспешествуй нам, и в деле рук наших споспешествуй» (Псалом 89, 17). Человек родился, малыш сделал свой первый самостоятельный шаг, радость и спокойствие поселились в измученном сердце, дерево, что ещё отец садил, долгие годы не дававшее цвета, плодами одарило, – да мало ли чудес у жизни человеческой. Но особым смыслом наделены те чудеса, что являются в мир по нашим делам и поступкам.

Освящённая накануне Святой Троицы икона Боголюбской Божьей Матери по описанию отца Евгения, попала в заботливые руки в очень плачевном состоянии: изрядно потрёпанная, она имела серьёзные сколы и требовала кропотливой реставрации. И хотя средств на это не было, миссионеры задались целью насобирать нужную сумму именно для этой иконы. И получилось: нашлись средства, благодетели. И уже летом батюшка приехал в Тобольск забирать отреставрированную святыню. Остановился на ночлег в семинарском общежитии, где живут студенты, там отца Евгения помнят по годам его учёбы. Здесь и состоялась удивительная встреча с преподавателем по истории Владиславом Викторовичем Бусыгиным, который когда-то учил и самого отца Евгения. Так было суждено, что те несколько вечерних часов увлечённой беседы, которые были в запасе у отца Евгения до его отъезда, стали добрым вестником чуда. Увидев икону Боголюбской Божией Матери, Владислав Викторович поделился своими выводами о ней. Оказывается, этот святой образ – часть целой композиции, состоявшей когда-то из трёх икон – так называемого Деисусного ряда. В Деисусе всегда посередине изображается Иисус Христос, слева изображается Пресвятая Богородица (она слева направо смотрит на Иисуса Христа), справа стоит Иоанн Креститель (он смотрит на Иисуса Христа справа налево). Пример такого Деисусного ряда можно наблюдать на центральном изображении алтаря в любом православном храме. Узнав эту новость, отец Евгений показал своему собеседнику фотографию хранящейся в игримском храме Преображения Господня иконы Иоанна Крестителя, которая так же была найдена путями миссии и отреставрирована. По выводам Владислава Викторовича оказалось, что эта икона и есть вторая часть единого Деисусного ряда. По приезду домой отец Евгений сопоставил вместе эти две иконы – Боголюбской Божьей Матери и Иоанна Крестителя. Стало понятно, что Владислав Викторович был прав – обе иконы абсолютно гармоничны: у них две одинаковые доски, а стиль письма явно принадлежит одной и той же иконописной школе. Отец Евгений: «Получалось, что отреставрировали мы их одну за другой с разницей в год, и теперь они встретились в нашем храме. Это чудо и от осознания этого чуда на душе было очень здорово. Если Богу будет угодно, найдётся и последняя центральная деталь этого Деисусного ряда, когда-то украшавшего алтарь одного из православных храмов – икона Иисуса Христа».

Иконы как люди, храм как живой организм

Чтобы истинное счастье заслужить и любовь большую, настоящую, нужно чашу горькую до дна испить. Пьёшь её, будто свинец расплавленный внутрь заливаешь, в самую душу. И выжигает все внутренности твои, и нет места тебе от боли той. И вот, когда испита та чаша до дна, до самого донышка, когда всё вокруг смысл теряет и уже не держит ничто на земле, вот тогда и приходит то самое – настоящее, и познано будет оно всем сердцем, не обманешься. А большинство людей, и, не пригубив той чаши горькой, счастье и любовь, как все, хотят получить. Так и вера людская через страдания проверяется, а вместе с людьми храмы и иконы мучения претерпевают – на равных.

Истории обретения утерянных святынь у каждой – своя. Все они вернулись в добрые людские руки разными путями, подчас непростыми. Одни выменивались «за бутылку», есть и такие, которые долгое время переходили из рук в руки внутри семейных родов, были найдены на чердаках домов и переданы в руки служителей веры. Очевидно, что для того, чтобы каждая вновь обретённая святыня заиграла новыми красками, требуется оплатить затраты на её приобретение и работу реставратора. До этого момента религиозные артефакты лишь оцениваются и бережно хранятся в том виде, в котором были обретены. Все средства от реставрации идут на развитие иконописной школы, а, следовательно, и на спасение других святынь.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

783