Меню
18+

Газета «Жизнь Югры»

06.04.2018 13:30 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 06.04.2018 г.

Взгляд на край родной из прошлого

Автор: Инна Константинова
Научный сотрудник Берёзовского районного краеведческого музея

Берёзов долгое время привлекал внимание учёных историков, астрономов, этнографов, археологов, но не менее интересны описания города людьми, которые не по своей воле оказались в столь отдалённом месте.

Их наблюдения до мелочей воссоздают атмосферу уездного города. Цвет, вкус, запах, ощущения – всё это есть в их дневниковых записях. Такими, мало известными записями (до недавнего времени), были мемуары высланной в Берёзов в 1839 году за революционную деятельность Евы Фелиньской, руководительницы «Женского общества».

В Берёзове Е. Фелиньская преодолела своё 45-летие. Наблюдательная, мудрая, ироничная, умная, здравомыслящая женщина была интересной собеседницей для своих берёзовских современников – жители сибирского городка принимали её в богатых купеческих, и в достаточно бедных домах. Случай привёл её в чум остяка, а любопытство пригласило самоедов в её квартиру. И на всё – странное и обыденное, торжественное и отталкивающее – у автора дневника свой женский взгляд, своё мнение европейца. «Берёзов – его дух, его душа, жизнь за стенами домов – взгляд извне и изнутри. Беспечная жизнь Берёзова 1839 и 1840 гг., её явные и тайные стороны. Проза жизни. Но какой поэтический текст!» – так пишет переводчик мемуаров О. Трофимова.

«В Берёзове вообще царит великий достаток (исключаю остяков). Даже у самых бедных не найдёшь такой нужды, какую у нас часто можно увидеть в низшем классе. Я не говорю о классе имеющих достаток, но и у беднейшей поденщицы, которая зарабатывает мытьём полов и стиркой белья, найдёшь на столе хороший хлеб, дичь, рыбу, чай каждый день, для гостей – варенье; тонкое белое бельё (другое никто не носит); несколько пар красивых платьев и хотя бы один шёлковый салоп, лисий или беличий, с собольим воротником.

Для более богатых, то есть для широких кругов берёзовского общества, первым источником богатства является очень выгодная торговля мехами и рыбой. Любой, кто активен и имеет для того, чтобы вложить для начала в торговлю, 100 или 200 рублей ассигнациями, через несколько лет становится богатым купцом. Потому что прибыль на каждом обмене получает неимоверную.

Остяки, не знающие денежного курса, меняют вещь на вещь, и эти вещи имеют цену, назначенную им произвольно самими же купцами. Например, пуд муки имеет цену шкурки одного белого песца. Пуд муки стоит в Тобольске самое большее 50 копеек ассигнациями, в отдельные годы значительно дешевле, ибо часом цена снижается до половины той, что названа выше; доставка из Тобольска до Берёзова стоит не дороже 15 копеек с пуда, так как рыболовецкие суда, идя порожняком на промысел рыбы в Обское море, очень рады взять на борт хоть какой-нибудь груз вместо камней, которыми они вынуждены бы были загружать абсолютно порожние суда. В то же время за шкурку песца не далее как в Берёзове перекупщики берут с оптовых купцов 3 рубля ассигнациями, затем эти шкуры переправляют на Ирбитскую или Макарьевскую ярмарку, куда съезжаются для взаимного обмена товарами купцы из России, Болгарии, Кяхты.

Следовательно, на одном только обмене с остяками русский купец зарабатывает по меньшей мере вчетверо. Такие обмены бывают несколько раз в год.

Предметы, которые остякам требуются от русских, это мука, ножи, топоры, свечи, табак, бусы, медные бляшки, бубны, а также ситцы, китайка и сукно ярких расцветок. С этими товарами купцы не чувствуют угрызений совести, грабя бедного остяка или самоеда. К тому же выгода от этого некорыстна и тем вернее, что жители этих северных мест не боятся, чтобы какой-нибудь пришелец опередил их в торговле. Нужно обязательно пожить среди остяков, узнать их язык, завязать с ними личное знакомство, чтобы с ними торговать. У каждой семьи кочующих остяков, как и самоедов, есть свой знакомый купец, у которого она в любое время берёт в долг, за оговоренное количество шкурок, необходимые ей предметы. Честность этих диких народов такова, что должник ни за какие деньги не отдаст другому то, что уже обещал отдать своему кредитору. Разве что неудачная охота в какой-нибудь год вынудит отсрочить выплату на год следующий, или же смерть должника и всей его семьи оставит кредитора неудовлетворённым, ибо пока жив хоть один человек из семьи, этот святой долг будет рано или поздно выплачен.»

В веке ХХ, принёсшим России «неслыханные перемены и невиданные мятежи», Берёзов принимает революционно-настроенного юношу Владимира Брадиса, в будущем он станет автором труда «Четырёхзначные математические таблицы», которые вышли в свет в 1928 году и к 1995 году были переизданы более 60 раз.

В 1909 году по распоряжению Министерства внутренних дел за принадлежность к псковской группе социалистов-революционеров, распространение нелегальной литературы Володя Брадис был сослан в Сибирь в Тобольскую губернию на три года под гласный надзор полиции в Берёзов. В Берёзове он работает на сплаве леса, занимается самообразованием, его день чётко распределён.

В письме от 27.VII.1909 г. Володя пишет: «Несмотря на то, что в моём распоряжении весь день – дни работы можно не считать, так как их бывает штук 7 в месяц – мне по-прежнему не хватает 24 часов, и я не прочь бы был, чтобы сутки увеличились. День у меня распределён приблизительно так. Встаю я, чтобы воспользоваться тишиной, пока сожители спят, в 4 или в 5 часов утра (ложусь в 8-9) и принимаюсь на свежую голову за самое утомительное, но и самое интересное – математику. Продвигается она у меня хорошо – кончаю первый том дифференциального исчисления (стр. 300) и проштудировал уже добрую четверть (150 стр.) курса аналитической геометрии. Когда утомлюсь – берусь, после отдыха, за чтение, преимущественно журналов. Прочитываю здесь «Вестник Европы», «Образование», «Русское богатство», «Современный мир». Часов в 10 утра поднимается наша публика и происходит чаепитие – я же в 6 часов пью молоко. Потом, если позволяет погода, отправляюсь на часок в лес: если не позволяет, то час-другой проболтаешься так, за разговорами и разными обыденными делишками. Затем сажусь за английский. Я уже писал вам, что самоучитель кончил. Теперь перевожу Милля, и идёт это хоть и не особенно быстро – за всё лето прочёл стр. 60, но зато основательно: прочитываю, записываю перевод и проверяю себя по готовому. Исправлять приходится всё меньше и меньше, а таких мест, чтобы я самостоятельно совсем не мог понять что-то, давно уже не попадалось. На это у меня каждый день уходит часа так четыре, с перерывом для обеда, который в 2-3 часа. Потом опять прогулка, чтение серьёзное, конспектирование, записываю разные соображения и, конец всего, лёгкое чтение, которым служат романы Золя. Хочу с ним познакомиться. В библиотеке он нашёлся. Нравится мне не особенно, хотя нового даёт немало. Неделю тому назад добыл учебник стенографии (Битнеровское издание) и усердно зубрю его. Теоретическую часть уже прошёл, остаётся только практика. Вещь довольно любопытная, не говоря уже о её полезности»…

Продолжение следует...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

41